Предпремьерный закрытый показ полнометражного игрового фильма «Обыкновенный подвиг» (2019) прошёл в кинотеатре Горизонт 10 февраля.

 

Поскольку фильм находится на стадии промежуточной готовности, к премьере (которая запланирована на 9 мая) всё может измениться. Для удобства, всё, что авторы могут изменить, будет отмечено звёздочкой в конце абзаца*.

Отдельной любви достоин техник кинотеатра сомнительной компетентности, который смог правильно масштабировать фильм на экране с четвёртой попытки, а запустить со звуком – с третьей, но, как позже выяснилось, и тот звук, что был, воспроизводился некорректно.

Сюжет

Авторы не потрудились составить краткий и понятный синопсис. Оно и понятно, уместить в пару предложений всё, что происходит в фильме просто невозможно. Сама структура повествования больше напоминает сложное математическое уравнение с огромным количеством действий в скобках. А когда действий в скобках много, как правило, случаются ошибки в очерёдности выполнения вычислений. Попробуем разобраться с переменными и составить это самое уравнение.

а – Линейка 1 сентября;

б – Знакомство с новым классным руководителем;

в – Экскурсия в музей военной техники под открытым небом;

г – Внеплановый тест-драйв танка;

д – Спасение малышей;

е – Участие в сражении Великой Отечественной войны;

ё – Мирный быт на войне;

ж – Поход на картошку;

з – Рекурсивный эпизод из рассказа «Храбрые дети» Михаила Зощенко;

и – Награждение благодарностью от верховного командования в полевом штабе;

й – Побег и прощание;

к – Уроки вождения иностранного танка на примере отечественного трактора;

л – Любовная линия (хотя, скорее вектор);

м – возвращение танка в музей;

н – Попытка директора сделать выговор классному руководителю;

о – Флешбэк чеченской войны;

п – Финальная песня (нет);

р – Выходной в кафе в ТЦ;

с – Встреча с ветераном.

Вот по такой сложной формуле работает сюжет фильма

Герои

Главный герой – ветеран боевых действий на территории Чечни, переживший пулевое ранение в голову. После ранения он обрёл суперспособности, и со временем обучился контролировать свою силу – применять её только в самых сложных ситуациях. Вернувшись к гражданской жизни, он устраивается преподавателем английского языка в военном училище, а после переходит работать в школу.

Важность героя для истории подчёркивается в сцене б, где он рассказывает своему новому классу историю о том, как начинал изучать английский в школе. На доске он пишет три латинские буквы A, C, E, используя их немецкое произношение. Слово «Ace» как с немецкого, так и с английского переводится как «туз», старшая карта в колоде. Этим режиссёр напоминает, что карта героя ещё не сыграна, и он ещё себя проявит.

Герои переднего плана – одноклассники из настоящего времени. Спустя два дня после просмотра фильма, затруднительно вспомнить даже их количество (вроде пятеро), а имена и характеры – и подавно. Но основные события происходят с ними. Они из любопытства забираются в танк, они случайно жмут на педаль газа, случайно разбивают немецкое пулемётное гнездо. И, как ни в чём не бывало, присоединяются к мирной жизни с деревенскими ребятами из прошлого. Спустя некоторое время, вопреки «закону бабочки», оставляют увесистый след в истории, и отправляются домой, забрав артефакт из прошлого, и оставив тлеть сердечко деревенского мальчишки.

Герои второго плана – деревенские дети из прошлого. Суровые дети войны, способные выкопать картошку без лопаты (лопата – роскошь, когда есть палка-копалка), остановить немецкого офицера метким укусом в колено (Квентин Тарантино обзавидуется) и управлять танком, обучившись водить трактор. Эти дети не очень внимательные: до них доходит, что с детьми из будущего они не познакомились только спустя несколько часов после первой встречи. Но они храбрые, прямо как у Зощенко.

  

Съёмка и монтаж

Оператор не жалеет ни плёнку (камера же цифровая), ни зрителя, стараясь делать длинные статичные планы, изредка делая акцент на важных деталях короткими перебивками. Диалоги подаются классической «восьмёркой». Поскольку планы длинные, диалоги тоже растянутые, полные лишних деталей. Видимо, чтобы очевидные смыслы не прошли мимо внимания задремавшего зрителя. Всё-таки, хронометраж почти два часа.

Вообще, фильм оставляет впечатление, что в какой-то момент на монтажном столе пропал инструмент «ножницы», и всё лишнее пришлось оставлять. Под нож могли спокойно пойти половина эпизода с мирным сельским бытом, поход через лес на картошку (где герои вдруг начинают знакомиться, спустя пару часов общения), половина прощания, все эпизоды после финальной песни. И это навскидку. Более детальное знакомство с материалом позволило бы сократить его, вероятно, на полчаса.

Цветовые решения тоже показались странными. Особенно резкие переходы от одного оттенка к другому посреди сцены. Скорее всего, цветокоррекция в последний момент накрылась – всё-таки предпремьерный показ*.

Звук и музыка

Диалоги переозвучены почти все, но звук голосов плоский, похожий на моно. Звуки окружения частично отсутствуют. Местами прорывается оригинальный звук, записанный на камеру*.

Из оригинальной музыки – только финальная песня. Основная музыка стоковая, не особо подходящая по смыслу к тому, что происходит на экране*.

Отдельного упоминания заслуживают два промаха с музыкой. Первый – изба, в которой время работает по каким-то особым законам: когда дверь закрывается, жизнь вне избы (за скобками) прекращается. Иначе объяснить то, почему спустя пару диалогов, когда дверь снова открывается, граммофон на улице продолжает извлекать из пластинки ту же ноту, на которой его оборвала закрывшаяся дверь, невозможно*.

Второй – акулье поле. В эпизоде, цитирующем Зощенко, в то время, когда маленькая девочка подкрадывается к немецкому офицеру, чтобы отвлечь внимание, звучит мелодия приближающейся акулы из фильма «Челюсти». Эта мелодия настолько узнаваемая, что режиссёр не имел морального права не использовать здесь акулу. Аула могла быть любой: из Икеи, которую девочка могла достать из сумочки, либо гигантская акула, падающая с неба на немецкого офицера. Но простой укус маленькой девочки в ногу – это жестокий обман зрительских ожиданий*.

Итог

До премьеры целых три месяца, и кинокомпании «ProLife» предстоит всерьёз подумать над тем, как сократить хронометраж своего дебютного полнометражного фильма. Технические проблемы хоть и серьёзные, но они решаются на монтажном столе в несколько (десятков или сотен) кликов мышью, а вот повествовательные и смысловые проблемы необходимо устранять в ходе творческих споров, а это сложнее.

Прокомментировать

Войти с помощью: 

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *.